То бесконечный дождь,
то пресных дней набор безвкусный.
А тут в созвучье им
мелодия пришла.
Всё б ничего, но дрожь
и вид стекла застыло тусклый
затянут до утра,
как старый синий шрам.

Давно почти изгой —
с тобой одной ищу общенья
и пью прозрачный яд,
как сладостный бальзам.
Я пред тобой нагой.
Моя ты гибель и спасенье,
ты мой простой обряд
и медсестра-слеза.

Прости, не весел я с тобой,
хотя ведь сам искал интима.
Белая-белая ночь!
Ты притуплять способна боль.
Прошу, кусочек хоть, но синим
небо к утру напророчь.

Ты, как ребенка мать,
меня неслышно укачаешь.
Вот только детских снов
мне вновь не увидать.
И чей-то скрытый взгляд,
вдруг, на себе поймать случайно
мне звёзды не сулят.
А песни нет без слов.

Прости, не весел я с тобой,
хотя ведь сам искал интима.
Белая-белая ночь!
Ты притуплять умеешь боль.
Прошу, ну пусть не всё, но синим
небо к утру напророчь.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *