В тот поздний час уже вовсю летали тени.
Бесшумный шабаш. Тишины немой восторг.
В тот вечер тени провожали воскресенье.
А я смотрел сквозь мрак вечерний на восток.

Там, в чреве дали, из лагуны мирозданья
пронзала светом слёт теней звезда-маяк:
неблагодарный, я расплачиваюсь данью.
И запоздалой платой стала жизнь моя.

Там первый шаг к добру и вере — руки мамы.
Пьянящий запах хлеба. Там тепло коня.
Там безответный поцелуй. Но первый самый!
С красавицей, слегка влюблённой… не в меня.

И, чудо! Память, возродив былые звуки,
блаженной нотой, “папа” в ночь мне донесла.
И тотчас в злобе почернели тени. Суки!
И друг о друга бились крыльями со зла!

Нет! Тишины восторг — не признаки забвенья,
пока с ушедшим нас роднит живая нить.
Напрасно тени провожали воскресенье:
ну, пусть на миг, но счастье смог я воскресить!

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *