В склочных зарослях леса иволга пела.
Трелью согласия ей
вторил сам соловей.
Филин (хоть трусил сперва)
им подпевал.

То ль гипноз горьких истин, то ль сытость лета? — Хищники, робкая снедь:
волк, крот, змея, медведь,
заяц (прижавшись к лисе)… —
слушали все.

Пели вольные птицы. Листья шептались.
Кто-то испытывал шок:
песня была в ожог.
Правда — она горяча.
А дятел? — Стучал…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *