Где-то в памяти моей в голубом кристаллике
вот уж двадцать тысяч дней мальчик маленький
на песке ладошками возвести пытается
первый замок. Крошечный. А тот… рассыпается.
Укрепит чуть стены детская слеза:
вновь желанный дом почти готов.
А потом он снова рушится. Как знак
неизбежных бед и катастроф.

Осень. Грусти эскадрон объявился у крыльца:
умыкнуть за горизонт вновь пытается.
И меня когда-нибудь, втихаря, околицей
понесёт в бецельный путь в жёлтой свите конница.
В край, где вечность общий хаос душ и тел
в алгоритме свяжет, не спеша.
Там всё то, чем жил, любил и чем горел
встречу я. Включая малыша.

Протяну я малышу две руки. С мозолями.
Не без грусти расскажу: “Всё, что строил я,
растащили по камням. Нажитое — сыпь да тля:
было нужным — стало хлам. Ценность — штука зыбкая.
Но не дело нам с тобою горевать:
хрупок мир — в нём всё идёт на слом.
Довелось и нам счастливыми летать! —
Счастье — в созидании самом!”

И улыбка расцветёт на глазастом личике.
И звезду во тьме зажжёт! В вызов! В клич векам!
И кого-то свет звезды из кольца бед выведет!
Столько лет её следы я ищу… — не виден след.
Но не зря искрится в памяти моей
этот чистый голубой кристалл!
Там упрямый мальчик двадцать тысяч дней
воздвигает замок… Из песка…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *