Хмурый ветер тягостную фугу
затянул, снижаясь до басов.
Точно в такт ему седая вьюга
грусти крутит белое лассо.
Взглядом жадным ищет кавалера:
ей бы неустроенность свою
с кем-то разделить. Попал я первым
под её минорную петлю!

Туго чёртова петля
обвилась вокруг меня.
Трёт и давит мою грудь,
чтобы та впитала грусть.
А меня так не возьмёшь:
я ведь сам пропитан сплошь
исключительно одной
хандрой.

Ветра пресс. Петля сковала плечи. —
Жду я: мне такое не впервой.
Вот уже сопит уставший ветер —
значит скоро двинет на покой.
А за ним, даст Б-г, возьмёт в толк вьюга:
ей не загулять… — мужик не тот.
Станут убывать её потуги…
Вслед петля минорная сползёт.

Ну, чего с меня возьмёшь? —
Я ведь сам пропитан сплошь
исключительно одной
леденящею хандрой.
Так что, видно, до весны
с вьюгой мы обречены
грусть носить, как довелось,
врозь.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *