Нарисуй мне старый дом: печь растоплённая в нём,
у неё мальчишь-смугляшка — щёчки в жар, глаза огнём.
В бумазеевых штанах, руки тонут в рукавах:
широка в плечах рубашка, но зато пошире взмах.

Нарисуй, брат, для меня: хмелем луг, на нём коня;
паренёк, годков двенадцать, на коне от счастья пьян.
Восседая словно царь, к речке гонит жеребца
напоить, потом купаться. Так бы в жизни до конца!

Душу отогреть, свой быт украсить
(только для себя — не напоказ), —
кто-то предпочтёт картину в масле,
для меня ж рисунок — в самый раз.

Оживи, художник, мне: лес в далёкой стороне.
Пост. В ночи стоит солдатик. Белый вальс кружит метель.
Задремал. Хоть и нельзя. Голова, к стволу сползя,
улеглась на автомате. А солдат совсем озяб.

Отложи, друг, свой блокнот, пусть рука передохнёт:
всё равно, что было в прошлом, жизнью пущено в расход.
Но сейчас такой уют мне рисунки создают!
Хочешь вспомнить о хорошем? — Вспомни молодость свою.

Душу отогреть, свой быт украсить,
(только для себя — не напоказ),
кто-то предпочтёт картину в масле,
для меня ж рисунок — в самый раз.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *