Толстячок-старик. Осанка набекрень.
Коротышка-серость с лысиной в морщинах. —
Наблюдает леса жизнь бывалый пень:
там в среде живой всё по-прежнему.
Локоть в бок соседу вставив в тесноте,
лезут бабы-липы и дубы-мужчины.
Ох, как прут они к желанной высоте!
Как спешат взойти в сытой жадности!

На собратьев мудрый зритель смотрит вверх. —
Благодать! Мир искушений. Мир утех.
Листья, ветки, ствол… — цвети и набухай!
Краски века? — Жизнь беспутна и лиха!

Он и сам пинал слабейшего под дых,
как и все, толкаясь в поисках услады.
Благо, силой был и ростом на троих.
Жировал в отвал. Жил и властвовал.
Мощь его давным давно не на слуху,
но зато постиг он истину в награду:
красота, богатство, званья — всё в труху
жизнью-мельницей перемелется.

На собратьев мудрый зритель смотрит вверх.
Что сказать им? — Слеп и призрачен успех.
Веток связи, ствол-костяк, листвы меха
и… в одночасье — древесина. И труха.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *