По мотивам В. С. Высоцкого

По прямой по бездорожью под бесовый пляс
грозе навстречу пригорблённой поступью
к границе пробираюсь, на глаз,
иссохший, в духоте пот свой пью.

Надо мной распухший свод рычит, как сытый зверь:
“Банкроту ли играть с судьбой по-крупному?”
Грозе перечу: ”Без козырей
живу давно я. — Рупь на кону.

Будь ты в миру хоть владыкой, хоть швалью —
судьбе твоей по боку курс и маршрут:
её взгляд и чувства черствы.
Я, нищий, себя провожаю
до общедоступной черты
в надежде на вечный приют.”

Мне роднёй — полынь, латук… Мне ворон — верный друг.
Мой социум — вселенной одиночество.
Степи дурман да горечь вокруг.
А впереди тоской — ночи створ.

Пыль в глаза и ветер в грудь: “Ты не пройдешь. Привал.”
И вот уже шрапнелями им вторит высь.
Цепляет, вяжет ноги трава:
“Под гнев стихии не торопись.”

Видимость ноль. Атмосфера чужая.
И, всё же, в наглядность напастей тщеты
под злобный отчаянный вой
я, зрячий, себя провожаю
до чёткой, но скрытой черты.
Я, трезвый, иду по прямой.

Обо мне хоть кто-то вспомнит завтра? — Не вопрос.
Как мне, живому, дела нет до похорон:
не я остыну — масса. Отброс!
А там… холодный Стикс и Харон.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *