Давит грудь флагшток поверженный:
флаг не реет — нет борьбы.
Ночь — враг явный. Даль безбрежная —
другом близким. Но слепым.
Жрёт его огонь и душит дым
в краткий приговор — “Коптеть!”
Озверевшим штормом жизнь над ним!
Тишиной под ним смерть.

Но, когда в перетяг жил
сделан шаг, чтоб смирить жизнь
(пусть один, но зато шаг),
жизнь поймёт, в чьих руках флаг.

Жёсткой сцепкой с мачтой связанный,
мощным прессом давит брус.
Морда-призрак жутко грязная
появилась не к добру.
Вновь на гребень в пене бешенства
смертника швыряет вал!
И, вдруг, тот с хрипом и со скрежетом
сбросил бремя и … встал!

А, когда в перетяг жил
сделан шаг, чтоб смирить жизнь
(пусть один, — но какой шаг!),
жизнь поймёт, в чьих руках флаг.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *